Перейти к содержимому


Фотография

Путешествия


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 204

#201 goncharvikulya

goncharvikulya
  • Пользователи
  • 1 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 03 Март 2020 - 12:19

та если в Грузию, то только в Тбилиси...


  • 0

#202 bosshoss

bosshoss
  • Активные Пользователи
  • 33 сообщений
  • ГородWarsaw

Отправлено 08 Март 2020 - 20:53

Сергей, спасибо Вам огромное...невероятно красочно. Я книжный червь, так редко читаю такие красивые описания. У Вас невероятно круто получается.

 

та если в Грузию, то только в Тбилиси...

 

Не согласен!!!!!!!!!!!!!!!! Кутаиси, Марани, Батуми, Мцета, Кахети, Мегрелия...это все, что с ходу вспомнил.   Благодаря своим грузинским корням я очень много раз прилетал и хорошо смотрел страну...она прекрасна, любовь. 


  • 0

#203 Sergey

Sergey
  • Пользователи
  • 19 сообщений
  • ГородРоссия

Отправлено 12 Июль 2021 - 13:12

Заза, здравствуй)

 

как там у вас ситуация?

читаю, всё вроде терпимо, въезд спокойно по результату теста, комендантский час отменён, всё в принципе работает...

правильно понимаю?


  • 0

#204 franc

franc
  • Активные Пользователи
  • 87 сообщений
  • ГородЗавокзальный

Отправлено 14 Октябрь 2021 - 16:43

                                                                                                                                     В объятиях Чёрного великана...

 

   Я часто в своих рассказах упоминаю легион…почему? Баловство, наверное, хотя песней на марше, правда нелегально, у нас действительно была песня 6-го Легиона, а скорее всего это просто ностальгия по временам, когда, забыв обо всём на свете, мы шагали в разную хрень, как вот уже больше двух тысячелетий назад, шли вперёд легионы Рима, солдаты-авантюристы, преданные императору и присяге, навсегда вошедшие в историю. Нет, нет, последнее не про меня, я не настолько тщеславен)). Думаю, скорее это улыбка по шалостям давно ушедшей молодости, да, собственно говоря, я и до сих пор кайфую, находясь в какой-нибудь заднице, куда здравомыслящий человек захочет попасть разве что в телевизоре.
   Ладно, к черту легион…Пандемия, слово, всплывшее из самых удалённых уголков памяти и грозящее нарушить мои планы. Всё рушится, пропустив два футбольных форума, я планировал получить удовольствие от грядущего ЧЕ и может даже смотаться на пару игр, а следующий год и вовсе весь распланирован от начала и до конца…а тут такое…ЧЕ перенесли и, следовательно, мимо меня тоже. Хотя, верь я в приметы и знаки, мог бы подумать, что так встали звёзды и всё к лучшему и Германия-чемпион…вот только не верю я во всю эту ерунду, откуда вывод, что мне просто не повезло. C футбольными новостями проблем у меня нет, как-никак 21-й век на дворе, но в последние годы, с самим футболом начали прогрессировать разногласия, весьма отличные от обычных, а причина, полагаю, одна, я на 70 % превратился в ретрограда. Современный футбол изменился, стал по моему мнению каким-то женственным, даже скорее не женственным, а полумужским, вот, нашёл более точное определение, он стал педерастичным. Нет-нет, не в смысле физиологии… надеюсь, они в большинстве своём нормальные ребята, по крайней мере очень хочу в это верить…Педерастичными они стали ментально. Я полагаю, что уже никогда не увижу, как кто-нибудь, проигрывая за несколько минут до конца матча, не сдаётся, а наоборот, снимает и выбрасывает щитки, идя ва-банк…впрочем, это моё субъективное мнение, от которого мне становится грустно. Интересно, у всех с годами субъективизм начинает брать верх над объективизмом? Стоять, Зорька, не в ту сторону нас понесло…в конце концов как поётся в известной песне… нам нужна победа… хотя и здесь я не уверен хочу ли я победу любой ценой…всё, всё, надо выпить, а то так можно голову сломать…какой-то я привередливый стал на старости лет…
   Откроют ли до будущего года границы? Вопрос номер один…чёрт, опять всё упирается в возраст, будь я помоложе и можно было ждать сколько угодно…простая двухзначная цифра, а проблем из-за неё море. Сколько не говорить, что в душе всего двадцать, моложе телом всё равно не стать. Не помню кому принадлежит высказывание: «В любом возрасте оставаться ребенком — лучший способ прожить жизнь на полную», но мне оно подходит. Ай, да хрен с ним, прорвёмся, где наша не пропадала, всегда надо надеяться на лучшее, не может же ситуация длиться вечно.
   Скоро год, как я вернулся с Аннапурны…странная штука, первое время я находился в состоянии абсолютного покоя, вокруг семья, множество разных вкусностей, любимое кресло, казалось бы, что ещё надо? Я привык отслеживать своё общее состояние по ежедневной утренней пробежке, тело должно как положено отвечать нагрузке, голова же должна быть пуста, то бишь полное отсутствие мыслей, если кто был на утиной охоте он меня поймёт. Но что-то всё равно не давало покоя, поначалу я думал, что это неудача на Аннапурне, но, прочувствовав всё заново, отмёл эту версию, и на самом деле, как можно быть недовольным, хотя бы просто побывав на Аннапурне, не говоря уже об попытке восхождения, пусть и неудачной. Наконец меня осенило, где-то глубоко в подсознании угнездилось утро на пути к Аннапурне, веранда лоджа, удобное плетёное кресло, вкусный завтрак, крепкий горячий чай и восходящее солнце, зажёгшее вершины массива Аннапурны и Мачапучаре. Пришлось аж зубы стиснуть до чего захотелось повторить то утро, причём неоднократно…интересно, можно ли вообще приобрести в Непале недвижимость…да-а, похоже зерно упало в благодатную почву…выкупить у хозяина номер с правом посещения в любое время или какой-нибудь другой вариант, надо будет посоветоваться со знающими людьми…Тому, кто читает мои литературные потуги, наверное, надоели размышления на разные темы, прошу прощения, скорее я пишу это для себя, чем для читателя…могу дать совет, читайте как в школе читали «Войну и мир», пропуская мир и читая только войну)). Итак, про войну…)
  
   В 20-ти километрах к юго-востоку от Эвереста, одиноко возвышается Макалу, пятая вершина мира (8485 м.), в переводе с китайского «Чёрный великан», на санскрите «Чёрная гора», на языке лимбу-Макалунгма. Да, друзья, опять Гималаи, понимаю, надоело, что хочется новенького, но прошу понять, правильно расставленные приоритеты-залог успеха, пока есть силы, надо делать наиболее сложные дела, да и полагаю, вам не будет интересен рассказ о том, как, подперев подбородок, я часами стою в Лувре, вперив взгляд в «Джоконду». Так что, други, вариантов у вас всего два, читать или не читать). Так что же представляет из себя Макалу…массив Макалу поднимается двумя вершинами высотой более 8000 м. — Макалу Главная (8485 м) и Макалу Юго-восточная (8010 м), между которыми расположено пологое седло Макалу-Ла, практически также как и Южное седло между Эверестом и Лхоцзе(8516 м.). В 2001-м  году, именно в Южном седле я как следует на своей шкуре осознал, что такое восьмитысячник…
   Как принято считать, имя «Чёрный великан» было дано Горе за ее большую скальную вершину пирамидальной формы, на которой из за крутого угла практически не задерживается снег, и в следствии чего, когда Гора находится в тени солнца, на фоне соседних снежных вершин, она выглядит черной. Уверен, нас ждёт потрясающее зрелище! В верхней части Гора имеет форму правильной четырёхгранной пирамиды, а в средней части, на отметке 7000 метров имеется большое плато, с этого плато поднимается вершина Чомо Лонзо, 7804 метра, 24-я по высоте вершина в мире…короче цветник ещё тот…Ну вот, теперь вы имеете общее представление о главной цели путешествия. В отличии от позапрошлогоднего похода на Аннапурну, дела обстоят куда лучше, нам удалось связаться с человеком, побывавшим на Макалу, и он рассказал много чего полезного, что в разы увеличило наш оптимизм. Три дня я, не перебивая, слушал и записывал ответы на вопросы, возникающие в процессе знакомства с предметом. Затем, получив на них ответы, я увидел картину, скажем так, в 3D, за исключением одного момента. Из-за скальной структуры Горы, нам нужен опытный скалолаз! Довольно-таки непростая задача, с одной стороны новый человек в команде, а с другой-без него, кто знает, может и справимся, но цена риска слишком уж высока. Вопросов к человеку немало, скалы это, конечно хорошо, но скалы на восьмикилометровой высоте, это совсем другое, как насчёт горной болезни, например…одним словом, есть задача и решить её надо как можно быстрее, чтобы осталось время на вторую попытку. Всё на свете предусмотреть невозможно и поэтому взяв трубку я начал обзванивать старых сослуживцев с просьбой порекомендовать кого-нибудь. Что может быть хуже ожидания? Догонять? Не соглашусь, в погоне хоть что-то от тебя зависит, а тут ходишь из угла в угол, периодически поглядывая на телефон…но, надо признаться, я люблю такое напряжённое состояние, люблю находиться в стадии зарождения какого-то дела…очень взбадривает…Выдвинув ящик стола я взял из коробки первую попавшуюся флешку, попал на  матч Бразилия-Франция, 86-й год…магия Теле Сантаны…Зико, Платини, Тигана, Сократес…какие имена!…Хороший футбол лучший убийца времени… как внук спросил однажды: «Дед, а ты смог бы быть тренером?»…собственно говоря, я и был тренером, если можно так сказать, да только команда была не футбольная…а так всё то же самое, из юношей в высшую лигу)). В продолжении размышлений на эту тему вспомнилась фраза о том, что у каждого врача есть своё кладбище, так вот, я был бы первым тренером, у которого тоже было бы своё кладбище…Ну убейте меня, но я не понимаю как про 25-30-летних пацанов комментатор говорит, что под конец игры их подвела физика. Я могу понять, когда пацаны во дворе собрались погонять мяч на пару ящиков пива или по сотке баксов, а потом полуживые сидят за бокалом того же пива…здесь всё понятно, честь и хвала дворовому футболу, но эти, профи же и всего 90 минут…90 минут, Карл! Ну в худшем варианте 120. И не желаю слышать про какой-то там рваный ритм и прочую хрень…отговорки для слабаков. А эти падения от малейшего прикосновения…катающиеся по полю тела, корчащиеся от, якобы, невыносимой боли…да судя по их лицам Иисус на кресте страдал меньше…Похоже мужская игра медленно, но верно теряет свою аутентичность. Прошу понять меня правильно, я отнюдь не сторонник бездумной жестокости и грубости, жёсткость и жестокость абсолютно разные вещи, более того, я считаю, что грубость, это не черта, присущая мужчине, наоборот, грубость присуща слабым, бесхарактерным людям, которые с её помощью пытаются компенсировать отсутствие у себя тех или иных навыков, способствующих разрешению ситуации в свою пользу. Не хочу видеть такого в сборной, где характер и…что там дальше дорассуждать было не суждено, так как зазвенел телефон, и я с надеждой взял трубку. Разговор был недолгим, но результативным, через два дня, до полудня кандидат в полном неведении, что от него требуется, будет здесь и по итогам собеседования мне придётся принимать решение. Секундное сожаление по поводу недосмотренного матча, сменилось попыткой угадать получится ли у нас укомплектовать команду с первого раза. Предупредив жену, что через пару дней у нас будет гость, я, запершись в кабинете, принялся чистить оружие, что также является отличным способом убить время. Чистка оружия это целый ритуал, куда входит подготовка стола, всех шомполов, ёршиков и прочих прибамбасов и только после этого открывается оружейная пирамида и по очереди достаётся оружие…взяв в руки ружьё, ты не спешишь его разбирать, прежде ты вдыхаешь ни с чем не сравнимый запах, нежно проводишь рукой по стволу, заряжаясь опасным магнетизмом оружия, заново переживаешь моменты, связанные именно с ним и, только после всего этого, начинаешь разборку. Почти уверен, что учуявшие запах оружия, собаки чувствуют то же самое, повизгивая и нетерпеливо переминаясь с лапы на лапу. Первым я всегда беру в руки ИЖ-5, 1933 г.в., ружьё моего деда, по рассказам отца, тот очень любил охоту, да и по виду ружья видно, что им частенько пользовались, мне предлагали его отреставрировать, я отказался, хочется, чтобы оно оставалось в том виде, в каком в последний раз дед пришёл с ним с охоты. Воспоминания, воспоминания…молодость в них не нуждается, но они нужны, чтобы со временем не замылилось и не извратилось прошлое…я много чего не успел, а скорее всего просто не подумал, спросить у своих родителей и вот теперь нет уже в живых никого, кто мог бы ответить на мои вопросы. Учитывая это, я веду записи, в которых мои внуки и правнуки найдут ответы, по крайней мере надеюсь, на вопросы, которые, уверен, у них возникнут со временем. Время не только лучший врачеватель, оно ещё и лучший учитель. Спасибо тебе, дед, за это ружьё, держа его в руках, я отчетливо вижу картину, как разговариваю с тобой, как малым пацаном иду с тобой на охоту, по дороге выклянчивая разрешение пальнуть…Кто думает, что вещи это всего лишь неодухотворенные предметы, служащие нам или просто украшающие интерьер, ошибается, иногда через них мы разговариваем с дорогими нам людьми, ибо часто другой возможности, к сожалению, нет. Я касаюсь другого ружья, штуцер     425 Westley Richards, подарок офицера армии США, целая история человеческих отношений, история обоюдной ненависти, перешедшей во взаимоуважение и закончившейся крепкой дружбой…касаясь приклада, я улыбаюсь, ощущая рукопожатие друга…приятно, чёрт возьми…
Как быстро летит время, когда занята голова…пора обедать, послышался у двери голос. Обед так обед, подумал я, принюхиваясь и пытаясь по запаху определить, что мне грозит. Интересно, почему я никогда не угадываю, с одной стороны в этом и весь кайф, а с другой-обидно же. На обед подали свиные ребрышки с картошкой, обжаренные в казане, пересыпанные зеленью и зёрнами граната, годится подумал я и пошёл в кабинет за тутовкой. Выпить первую, самую сладкую, рюмку помешал дверной звонок…гость твой прямо к обеду подгадал, засмеялась жена, иди встречай. У дверей уже суетились собаки никогда не упускавшие возможность поноситься по двору, я направился к калитке у ворот по дороге стараясь представить себе гостя и одновременно думая о том, что осенью надо будет заняться обрезкой деревьев. На меня оценивающе глядели коричневые глаза со смешинкой, стройная, подтянутая фигура, в которой чувствовалась сила, одетая в джинсы и футболку под коротенькой курткой, короткая стрижка и наушники в ушах довершали портрет потенциального члена команды…это что шутка такая, зло подумал я, выходя из оцепенения. Наташа, представился гость, вернее гостья, я к вам от такого-то. Проходи, совсем негостеприимно пробурчал я, отступая в сторону, девчонка как ни в чём не бывало пошла в сторону дома, где у дверей стояла донельзя удивлённая жена. Надо отдать ей должное, она в данной ситуации проявила себя гораздо лучше меня и пригласила гостью в дом и после того, как та привела себя в порядок, усадила за стол. Думаю, не стоит говорить, что аппетит у меня пропал напрочь, тогда как Наташа с аппетитом принялась за еду, нахваливая кулинарные способности хозяйки, я же, придерживаясь приличий, выпил рюмку водки, пожевал салат, сгрыз рёбрышко и вскоре ушел в кабинет голодный и злой, сказав девчонке, что буду ждать её там. Сев в кресло я задумался, будь это мужик всё было бы гораздо проще, выясняешь подготовку, ставишь задачу, предупреждаешь о той или иной степени риска и всё, в зависимости от задачи даётся время на принятие решения. А как быть здесь? У неё же есть, наверняка, родители, кавалер, наверное, тоже есть, и что мне тогда делать, случись с ней что…выслушивать что-то вроде, как вы могли, уже седой вон весь, как вы допустили и. т. д., и. т. п…Меня аж передёрнуло от представленного. Вечером намечался неприятный разговор с рекомендателем, если это шутка, то крайне неуместная, хотя, с другой стороны, он ни в чём таком никогда замечен не был, а знаю я его не один десяток лет…Всё равно позвонить и прояснить ситуацию надо, тем более девчонка при любом исходе останется ночевать. Вошли Наташа с женой, принесли чай и разные вкусности к чаю, что-то внутри меня предсказывало, что я также не получу удовольствия от любимого варенья из инжира, как ранее не получил его от обеда. Жена вышла, мы остались вдвоём, попивая чай и поглядывая друг на друга, она с улыбкой, а я взглядом, в котором смешивалось недоверие и разочарование. Я всё понимаю, вдруг начала она разговор, я для вас полная неожиданность и разочарование, вы ждали мужчину, но вам нужен скалолаз, а я, поверьте, неплохо разбираюсь в этом деле, я тренер по скалолазанию. Обрисуйте мне задачу, продолжила она, и я прямо и честно скажу вам, смогу выполнить её или нет. Она смотрела на меня уже без тени улыбки, в глазах её светилась та упрямая уверенность, которую я не раз наблюдал у своих курсантов, а впоследствии и молодых спецов. Хорошо, ответил я, сейчас  расскажу что и как, ты всё выслушаешь, взвесишь, а завтра утром дашь ответ. Многословен я не был, но с каждым словом огонь в её глазах разгорался всё больше…значит нас ждёт поездка в Гималаи и восхождение, почти прошептала она…именно так, кивнул я, вот тебе ноутбук, иди изучай тему и к утру должен быть готов ответ…это тебе не в спортзале по стенам лазать, уже вдогонку язвительно молвил я, но по моему она уже никого и ничего не слышала, поглощённая своими мыслями. Во мне вместе с чувством голода шевельнулось ещё что-то похожее на симпатию. Жена сидела на кухне и ждала меня, за многие годы она выучила меня от и до. Ну как она тебе, спрашивает, терпеливо дождавшись, когда я закончил обедать и довольный откинулся на стуле. Характер чувствуется, завтра ещё посмотрим, ответил я и отправился звонить. На другом конце провода подтвердили свои же самые лучшие рекомендации и дали номера телефонов людей, которые её знают лично и участвовали с ней во всякого рода мероприятиях по скалолазанию. На мой вопрос почему сразу не сказал, что это будет девчонка, друг ответил, что в этом случае ты бы сразу же отказался, а так у тебя мол появилась возможность пообщаться, так сказать глаза в глаза. Ну что ж, с этим, пожалуй, можно согласиться. Наташу я не видел вплоть до момента, когда жена позвала её на ужин. За ужином она беседовала с женой, рассказывала об учёбе, о своей семье, но я видел, что ей не терпится убежать в свою комнату и сесть за компьютер, зацепило похоже…Выходя утром на ежедневную пробежку я увидел во дворе Наташу в спортивном костюме, разминающуюся на брусьях, оставшихся вместе с перекладиной со времён подготовки внука к поступлению в военное училище. Пробежимся, предложил я, она согласно кивнула и мы побежали. Бежала она легко, не суетливо, без усилий подстраиваясь под ритм, заданный мной. Ты почти не задыхаешься, заметил я, когда мы вернулись во двор, я бегаю каждый день, сказала она, это часть ежедневной тренировки. Что ещё входит тренировку, спрашиваю, она молча подходит к перекладине и десять раз подряд делает выход силой на две руки, а затем, сделав угол, подтягивается несколько раз. Спрыгнув с перекладины, она впервые за утро улыбнулась и спросила, ну как, годна? Улыбнулся и я, остался один вопрос… высота, перебивает она меня? Да, отвечаю ей. Я была на Эльбрусе, правда не дошла до вершины, погода не дала, с каким-то детским выражением обиды в голосе молвила девчонка. Ладно, говорю, иди умывайся и будем завтракать, скоро познакомлю с остальной командой. И тут она улыбнулась, по настоящему, раскованно и непринуждённо, груз неопределённости спал с её плеч…красивая, подумал я, облегчённо вздохнул и тут же снова обратился к ней, я должен поговорить с твоими родителями. Хорошо, как -то легко согласилась она, у меня и мама и папа военные, правда уже в отставке, а старший брат ещё служит. Что ж, и с этой стороны всё хорошо, наверняка поддержат дочь подумал я и слегка подтолкнул её в сторону ванной комнаты. А как насчёт этого…замялся я, а этого пока нет, очередной раз улыбнулась она, скрываясь за дверью. Завтрак, в отличие от вчерашнего обеда, прошёл спокойно, напряжение спало и мы ели с аппетитом. Затем я удалился в кабинет, позвонил сыну и велел ему отвезти Наташу домой, затем обзвонил команду и рассказал всё о событиях последнего дня, все облегчённо вздохнули, наступила пора решать организационные вопросы, затем собираться и двигаться в путь. Позвонил также родителям нашего новоиспечённого члена команды и пообщался сначала с отцом, а затем и с мамой, оба сказали, что она человек взрослый и в состоянии сама принимать решения и оценивать степень потенциального риска, а в школе так вообще всех мальчишек лупила, правда мама всё же попросила меня приглядывать за её девочкой, что я ей и обещал. Попрощались мы весьма довольные друг другом. Вечером, прощаясь с Наташей, дал ей последние инструкции, жена же вручила ей свежеиспечённый шоколадный торт с вишней, я с завистью посмотрел на торт…Около двух месяцев мы занимались подготовкой, обновлением инвентаря, потрёпанного на Аннапурне, приезжала Наташа и дала полный список оборудования для скалолазания, процесс подготовки набирал обороты…скоро надо будет собираться в дорогу…
    …те же и Наташа или день сурка, как-то так можно было назвать сцену в аэропорту Душанбе, где мы благополучно приземлились вот уже который раз за последние годы. Та же сухая вечерняя прохлада, тот же неизменно улыбающийся Фарик, правда на сей раз, увидевший девчонку, ещё и удивлённый. Как насчёт поесть, спрашиваю, обижаешь командир, расплылся в улыбке Фарик, едем прямо к столу. Через полчаса мы уже сидели во дворе нашего гостеприимного хозяина под огромным тутовым деревом, на нижней ветке которого висели три лампы, освещая, ломившийся от угощений, стол. Наташина и без того отвисшая от всего увиденного челюсть окончательно перестала закрываться, когда, ловко освободив место посередине стола, Фарик водрузил туда огромный казан с пловом. Эх, другана моего сибирского нет, вот бы он порезвился, вспомнил я про напарника. Хозяин застолья проявил галантность, поухаживал за Наташей, пододвинул ней свежеиспечённые лепёшки, блюдо с жареной бараниной и видя, что она поглядывает на плов моментально наполнил с горкой и поставил перед ней миску такого объёма, который по моему мнению включал её месячный рацион. Девчонка испуганно посмотрела на угощение, затем на, ободряюще кивающего, Фарика и принялась за еду. Мы выпили за встречу и накинулись на плов. После еды, лениво пощипывая почти килограммовую кисть винограда, я смотрел на Наташу и думал, откуда в таком теле такой могучий аппетит, она смела плов, как саранча урожай, Фарик одобрительно цокая языком, положил ей добавки. Поймав мой удивлённый взгляд, она извиняющимся тоном сказала, что никогда не ела такой вкусный плов. Все засмеялись. Три дня, проведённых у бывшего сослуживца, пролетели как один и очень однообразно, хозяин готовил, а мы ели. Наташа записала в походную тетрадь рецепты, терпеливо продиктованные Фариком, и клятвенно обещала пригласить нас на обед. Ладно, говорю, память у нас хорошая, тебя за язык никто не тянул. Как всегда, Фарик помог нам с транспортом и снабдил проводником и, вскоре, попрощавшись с гостеприимным хозяином мы отправились в Хорог, это километров в 600-ах от Душанбе. Дорога для нас знакомая, не первый раз по ней едем, только Наташа беспрестанно вертит головой, что-то бормоча вполголоса. Проехав 370 км. мы въехали в Калаи-Хумб, который когда-то в ХV веке был столицей независимого Дарвазского ханства. Сейчас это небольшой посёлок, где мы и остановились на ночлег в одном, весьма достойном, гостевом доме, времени у нас с запасом поэтому имеет смысл в полной степени насладиться путешествием. На следующий день около 5-ти утра мы тронулись в путь и в районе 10-ти уже были в Хороге. Поселились в той же гостинице, старый, со сморщенным цвета меди лицом, таджик, узнав нас обрадовался, ещё бы, в прошлый наш приезд ему достались неплохие чаевые, впрочем совсем не зря, еду нам готовила его жена и всё было очень вкусно. Разумеется, мы ему напомнили об этом и он, насколько позволял возраст, помчался домой. После того как продовольственная проблема была решена, мы разделились и отправились одна половина в знаменитый со времён СССР высокогорный Ботанический сад, а другая в горячие источники Гарм Чашма. Эти термальные источники бьют в живописнейшей местности. За счет многолетнего отложения солей, источники имеют форму ванн. Места, из которых вырывается вода, поросли неимоверно застывшими сталактитами и сталагмитами. Интересный и необычный «молочный» холм был сформирован за счет солей и известняка, вырывающихся вместе с водой через щели термальных источников. Стоит отметить, что весь холм исписан причудливыми природными рисунками, созданными в результате воздействия минеральных примесей. Перед выходом на поверхность, жидкость протекает через трещины в кристаллических породах, тем самым насыщаясь сероводородом, кремнием, железом и алюминием, фтором и барием, а также другими полезными веществами, необходимыми для нормального функционирования человеческого организма. По легенде местных жителей, вода, полученная из минеральных источников, способна излечить даже самых безнадежных больных, брошенных умирать даже лучшими лекарями. Поэтому неудивительно, что место, из которого бьют источники, пользуется огромнейшей популярностью и в одно время даже стало объектом поклонения. В течение тысячелетий местные жители считали, что вода, вытекающая их скалистых расщелин Памирских гор, наделена особой, святой энергетикой. Кстати, кроме горячих, на территории Гарм Чашма можно отыскать несколько холодных минеральных источников, а также ключ Нарзан, вода которого обогащена карбоном и используется для лечения различных болезней желудка. А так как деревьев я за свою жизнь насмотрелся всяких разных, то с превеликой радостью погрузил свои кости в цел*****ю воду. Колоссальное удовольствие, ну а парочка стаканов холодного Нарзана довершили процесс оздоровления. Вскоре приехали наши любители флоры и тоже забрались в термы. Ближе к вечеру дал о себе знать голод, всё бы ничего, но девчонку пришлось насильно вытаскивать из воды, кое-как уговорили и поехали в гостиницу. Наш кормилец расстарался на славу, вместе со своими внуками он принёс столько всего, что у меня разгорелись глаза, а Наташа похоже и вовсе позабыла и Ботанический сад, и полюбившиеся термальные источники, когда увидела большую кастрюлю с пловом…дай Бог тебе здоровья, отец. Дед улыбнулся улыбкой, которая свойственна только старикам, ласковой и мудрой. Наутро, позавтракав остатками ужина и отблагодарив деда, мы отправились в путь. Наша цель город Мургаб, самый высокогорный город бывшего СССР, 3600 м. Начинается постепенный набор высоты, до значения более-менее приближённого к высоте Базового лагеря Макалу, для прохождения длительной акклиматизации. Через час дороги мы уже были на 2500 м., ещё через пару часов на пути посёлок Джиланд, это около 3000 м. Здесь мы остановились передохнуть, высота уже ощущается, при нагрузке сильно стучит сердце и темнеет в глазах. Через 20 километров начался серпантин, ведущий на перевал, высшая точка которого 4200 м., это уже серьёзная высота. Вид с вершины перевала потрясающий, куда ни глянь, всюду заснеженные горы. Остановились на час, чтобы немного привыкнуть к высоте, обрадовало то, что ни у кого не было никаких симптомов горной болезни. Пройдя перевал мы попали в посёлок Аличур, 3800 м., где и решили, согласно совету Фарика, который, собственно, и был автором нашего маршрута, остановиться и поесть. Еда традиционная таджикская, сытная и вкусная, мы съели всё без остатка и немного отдохнув за чаем, тронулись в путь. До Мургаба осталось около 100 км., учитывая здешние дороги это около 3-х часов. И действительно, через три часа унылой и однообразной дороги, мы приехали в Мургаб и сразу почувствовали, как сильно устали. Хорошо, что не пришлось искать место для ночлега, Фарик и об этом позаботился, через полчаса мы уже сидели за столом, а запах жареной козлятины с картошкой сводил нас с ума. Весь следующий день был занят подготовкой, наш проводник занимался заготовкой провизии, мы ещё раз проверили инвентарь, побродили по городу, всё здесь уныло, жизнь явно не сахар, а когда-то, как рассказали жители, здесь была развитая инфраструктура и даже свой аэропорт, связывающий город с Душанбе. Проведя в Мургабе ещё одну ночь, наутро мы пустились в дорогу, впереди нас ждала конечная цель, перевал Ак-Байтал, 4655 м., где мы и проведём около двух месяцев, получая уроки лазания по скалам и заодно втягиваясь в процесс акклиматизации. Перевал был выбран не случайно, его высота всего на 200 м. ниже Базового лагеря Макалу, то бишь условия максимально приближённые к боевым. Дорога до перевала ничего особенного собой не представляла и мы обрадовались наконец появившейся, знакомой всем кроме Наташи, синей табличке. Без проблем загнали машины на пологий придорожный холм, за этим же холмом обнаружилась впадина, как нельзя лучше подходящая для лагеря. Остаток дня мы посвятили разбивке лагеря и приготовлению пищи, благоустройство оставили на завтра, учитывая, что мы уже на серьёзной высоте и надо поберечься. Ночь прошла спокойно, утром все были голодны, бодры и без малейшего признака горной болезни. Скал вокруг было великое множество, настроение хорошее, планов громадьё…главный этап подготовки начался…
    …как-то быстро пролетели дни и наступило время собираться в обратный путь. Два месяца не прошли даром, Наташа, действительно, оказалась тем, кто нам был нужен, работала уверенно, без лишней суеты, терпеливо объясняя и показывая нам примеры поведения в разных ситуациях и на разном рельефе. Одним словом, процесс поэтапной и ступенчатой акклиматизации вкупе с лазанием по скалам можно считать успешным, вторая часть будет непосредственно на самой горе. Обратная дорога показалась нам короче, это и понятно, операция входила в завершающую фазу, как говорят военные…Дядя Фарик, а плов есть, со стеснительной улыбкой поздоровавшись спросила Наташа…садись дочка, всё есть, улыбнулся хлебосольный хозяин. За три дня отдыха у Фарика меня омрачала только одна мысль, как пережить бесконечный перелёт в Катманду.
    …Катманду, как и в прошлые приезды встретил нас суетой, беспорядочным движением транспорта, обилием храмов и запахом благовоний. Заселились в один из многочисленных гест-хаусов подальше от шумного центра, в течении двух дней нам предстоит решить кое-какие организационные вопросы, Наташа же с горящими от любопытства глазами, отправилась осматривать местные достопримечательности, получив напутствие не потеряться и нигде ничего не есть. За два дня девчонка умудрилась побывать в Обезьяннем храме, повидала Ступа Боднатх - буддийский храмовый комплекс, ещё что-то трудновыговариваемое, а самое удивительное, как это только ей в голову могло прийти, посетила храмовый комплекс Пашупатинатх, где наблюдала за обрядом кремации. Очередным этапом на пути к цели стал перелёт до Тумлингтара, откуда и начнётся пеший поход к горе. Самолёт небольшой, места, кто куда сел, нам, как туристам, посоветовали сесть слева, впоследствии мы оценили совет, наслаждаясь красивой панорамой Гималаев. Час полёта прошёл незаметно и вот мы уже видим улыбающиеся лица наших друзей шерпов, машущих нам руками. Останавливаться здесь в планы не входило и мы на, заранее арендованных машинах, отправились в деревню Нум, где нас ожидали носильщики. Дорога, около пяти часов средневековья, мимо непальских деревень, разработанные рисовые поля вперемешку с бамбуковыми рощами, наконец привела нас в деревню. Времени до наступления темноты вполне хватало, чтобы дойти до следующей деревни, именно дойти, так как дальше пешком и только пешком, но мы решили остаться в Нуме и заночевать. Наступила стадия рационального расходования сил. Переход до деревни Седува, на следующий день, был коротким, но выматывающим, сначала спуск около километра до моста, затем, перейдя мост, такой же подъём. Как же хорошо отдыхать, высота всего 1600 м., погода тёплая, благодать да и только. После сытного обеда, кстати в Непале подают только свежеприготовленное, никакого подогретого вчерашнего, я сел надиктовать кое-какие мысли, потом прилёг и заснул, разбудили меня уже ближе к ужину. Утром мы двинулись дальше, подъем начался по тропинке со многими каменными ступенями и несколькими стенами мани – верный признак того, что мы вступаем в страну шерпов. Стены мани – это каменные плиты или стены, выложенные булыжниками с высеченной мантрой. Тропа проходила через множество небольших хозяйств, расположенных на склонах холма, через плантации кардамона, бамбуковых и рододендроновых зарослей. Немного о кардамоне, практически все знают эту пряность, а некоторые, в том числе и я, любят кофе с кардамоном, но немногие видели, как он растёт. Вот мне и стало интересно, подойдя поближе я увидел, как по земле стелются две длинные ветки, около 2-3-х метров каждая, на одной большие копьевидные листья со своеобразным запахом, а вторая голая, без листьев, но именно на ней были цветы, а впоследствии будут коробочки с плодами. Цветы имеют очень нежный окрас, представляющий смесь белого, фиолетового и жёлтого цветов. Вот так вот, совмещая полезное с приятным мы и пришли в Ташгаон, 2200 м. Заселившись в лодж, который ничего общего не имел с лоджами на пути к Аннапурне, разве что название, условия спартанские, минимум удобств, еда так себе, ещё и дождь пошёл, до конца убивая настроение. Проснувшись рано утром, мы поразились произошедшей перемене, дождь закончился ещё ночью, пахло влажной растительностью и свежесваренным кофе, солнце уже согревало, пробиваясь сквозь предрассветный туман, даже унылый лодж выглядел более привлекательно…поев, мы окончательно приободрились, нам предстоял сложный день. Подъём по каменным ступеням был весьма крут и вследствие этого достаточно тяжёл, но вскоре мы зашли в рододендроновый лес, красота которого отвлекала от тягот пути. Жизнь здесь кипела вовсю, какие-то птицы пели и шуршали крыльями над головой, пронзительные крики каких-то невидимых существ, вскрикнула Наташа, увидев, зверька величиной с зайца, перебежавшего нам дорогу, а тигры здесь есть, испуганно спросила она…
   …в 87-или 88-м году мы отдыхали в одном из ведомственных лагерей в Уссурийском крае. Всё хорошо, лечебные процедуры, вкусная еда, ничегонеделание…хорошо, но до определённого времени, когда проснётся в очередной раз в заднице пионерская зорька. И вот она проснулась, проснулась и зазвучала, мы же в уссурийской тайге, пойдём найдём тигра, выдал мой напарник креативную мысль. В твоих краях они же не водятся, как ты будешь его искать, говорю ему, пытаясь выяснить тонкости предстоящего мероприятия. Сходим в деревню и поспрошаем местных, уверенно сказал Зверушка. Сравнительно недалеко от нас была деревня, большинство из жителей которой были удэгейцы, мы часто бегали к ним за самогонкой и всякими дарами леса, в свою очередь снабжали их табаком, порохом и прочими боеприпасами, разумеется, с молчаливого согласия начальства. Местные власти разрешали нам охотиться, но только на мелкую дичь, зайцы, рябчики, глухари, тетерева, утки и др., крупную же дичь стрелять было запрещено. Мы честно соблюдали договорённости с егерями и проблем никогда не возникало. Итак, прихватив с собой кое-какие гостинцы, мы направились в деревню разузнать что и как. В деревне нас знали и относились к нам хорошо, а детвора бегала за нами, выпрашивая конфеты, зная это идя в деревню мы всегда набивали карманы конфетами. Так случилось и на сей раз, удовлетворив сладостями ребятню, мы отправились к старейшине деревни и озвучили нашу просьбу. Он аж в лице изменился, узнав, зачем мы собрались в тайгу, и только после того, как мы в сотый раз объяснили, что хотим просто увидеть тигра, а не стрелять в него, просветлел лицом и улыбнулся. Надо сказать, что тигр для удэгейцев священное животное, заметив тигриные следы, удэгейцы молятся и просят у этого хищника помощи и удачи в охоте, ну а поднять руку на тигра это уже святотатство. Значит, тигра хотите увидеть, улыбнулся старик, набивая деревянную трубку табаком, а вы знаете кто такой амба, тигр по ихнему, пойдёмте со мной и поманил за собой на окраину деревни, граничащую с тайгой. У строения на краю деревни, уже порядком заржавевший, без колёс, с распахнутыми измятыми дверями, стоял УАЗ-469. После того как мы подошли поближе и глянули, сложилось впечатление, что внутри кабины взорвалась граната. Это сделал амба, сказал старик, несколько лет назад на этой машине приехали каких-то два ухаря, как потом выяснилось, с целью добыть тигра, уже само собой преступление, тигр зверь из «Красной книги». Когда на машину натолкнулись местные егеря, вся залитая кровью, заполненная частями человеческих тел, с вырванными сиденьями, с еле державшимися на петлях дверями она представляла собой сцену из фильма ужасов. Глядеть без содрогания на это проявление разъярённой мощи было невозможно. Вот с тех пор здесь и стоит, закончил рассказ охотник, ну а вы не бойтесь, амба просто так не нападает, да и увидите вы его только в том случае, если он сам захочет. На следующий день мы в составе пяти человек, взяв с собой припасы и двухстволку, отправились в направлении, указанном стариком, в поисках тигра. На четвёртый день блуждания по тайге мы набрели на свежую добычу тигра, полусъеденную тушу изюбря. Здесь, на деревьях засядем, оживился Зверушка. Сказано сделано, мы выбрали деревья, чуть отдалённые от туши, но с которых всё просматривалось, взобрались на них и устроившись поудобнее затаились. К туше, конечно же, никто не пришёл ни в первую ночь, ни в последующие две. Разочарованные, мы отправились в обратный путь. Довольно широкая тропа постепенно сузилась, сжимаемая с обеих сторон колючим кустарником и вдруг Зверушка, шедший первым, внезапно остановился как вкопанный, впереди метрах в 15-ти сидел тигр и смотрел на нас. Первая мысль мелькнувшая в голове, какой же он огромный, потом мысли пропали…тигр сидел и спокойно смотрел на нас, не проявляя никакой агрессии, он как бы знал, что мы в его власти, всего лишь два прыжка и нас будет собирать паталогоанатом, всем своим видом хищник спрашивал, вы меня хотели видеть, ну вот он я, дальше что…это длилось секунд 15, а затем мы начали медленно пятиться назад не сводя с него глаз, он же посидев ещё несколько секунд, беззвучно скрылся в зарослях и только тут я почувствовал, что насквозь мокрый от пота. Когда, вернувшись обратно, мы рассказали старику о встрече с тигром, старик сказал, что зверь услышал и увидел нас намного раньше, чем мы его, а вышел к нам из любопытства. Так состоялось моё первое и последнее знакомство с тигром в дикой природе. Нервы пощекотало неслабо, хозяин тайги, однако…
   …нет здесь тигров, успокойся, слишком высоко для них, поворачиваюсь к Наташе, а вот снежному барсу самое место шучу я и, как оказалось, напрасно…понадобилось минут десять, чтобы её разубедить и успокоить. Примерно через четыре часа мы достигли поселения Дхара, 2867 м. и к нашей радости, обнаружили чайный магазин, в котором и перекусили. Отдохнув в Дхаре, продолжаем переход в Уншису, это уже 3200 м. Из Уншисы идём более медленно, высота начинает сказываться, тропа всё такая же, по каменным ступеням через лес рододендронов. Через несколько часов мы достигаем площадки с молитвенными флагами, и еще через полчаса попадаем в Кхонгма Данду, 3560 м. Здесь в целях акклиматизации задержимся, как минимум, на один день. Расположившись в гесте и немного отдохнув, мы отправились по ступеням вверх вплоть до перевала Конгма Ла, 3890 м., где и провели около двух часов. Затем спуск обратно, ужин и подготовка к ночлегу, завтра будет непростой день. Ещё до рассвета мы были уже на ногах и в приподнятом настроении, за сегодняшний день предстоит пройти через четыре высокогорных перевала, с которых открываются великолепные виды, ведь мы практически в сердце Гималаев. Берём с собой   запас еды потому, что  перекусить сможем только на предпоследнем перевале. Поднимаемся на вчерашний Конгма Ла и ждём рассвета, если погода позволит, то отсюда впервые за наше приключение мы сможем увидеть Макалу. Солнце вскоре взошло как ему и положено, но утренний туман надёжно скрыл от нас конечную цель путешествия. Ничуть не огорчившись, мы начали спуск, который к нашей радости, был коротким, как и последующий подъём и вот, мы уже на вершине Сано Покхари Данда, 4105 м. Туман уже рассеялся и шерп рукой показал мне на огромный массив, царственно возвышающийся вдали, Канченджанга, промолвил он, Канченджанга, повторил я и все как один повернулись к, объятой солнцем, третьей вершине мира. Невероятное, завораживающее зрелище на которое хочется смотреть и смотреть, что мы и сделали, остановившись слегка перекусить. Попрощавшись с Канченджангой, мы повторили небольшие спуск и подъём и оказались на перевале Шиптон Ла, 4200 м., отмеченным каменной пирамидой, обвешанной молитвенными флагами. Присутствовал здесь и чайный магазин, который мы проигнорировали, решив до вечера дойти конца, намеченного на сегодня, маршрута. Мы спускаемся к озеру Кало Покхари, 4080м. Озеро украшено молитвенными флагами и посещается индуистскими паломниками во время праздника Джанаи Пурнима. Отсюда поднимаемся на последний перевал Кеке Ла, 4160 м., затем несложный спуск и через часа полтора мы оказываемся в Добато. Горячая вода, горячая пища…как мало надо человеку для счастья, даже дал бхат, суп из риса и чечевицы с морем приправ, который я не очень жалую, на сей раз зашёл на ура…спим, как убитые. Следующим утром нам полностью воздалось за предыдущие трудности, спуск по рододендроновому и сосновому лесу был лёгок и приятен и сопровождался криками каких-то ярких птиц, которые совсем нас не боялись. В итоге спуск привёл нас к реке Барун, здесь начался начался подъём, приведший нас в Тематанг Карка, 3500 м., недалеко отсюда расположен деревянный мост через реку, перейдя который, мы оказываемся на тропе, ведущей в Янгле Карка и через два часа прибыли на место, здесь холодно и безжизненно, хорошо хоть домик для ночлега есть. Отдыхаем, кушаем, спим. Наутро спускаемся к реке и небольшому закрытому монастырю. Идём по правому берегу реки, вид вокруг волшебный, по обе стороны вздымаются в небо вершины, каждая из которых выше 6000 м., пещеры, водопады и скалы придают местности инопланетный вид. Через три часа попадаем в Мерек, затем трёхчасовой подъём в Лангмале, 4450 м., виды умопомрачительные. В Лангмале останавливаемся в гестхаусе и решаем день посвятить акклиматизационным прогулкам. Полагаю, что длительное пребывание на Памире положительно сказалось на нашем состоянии. Высота, конечно, ощущалась, но в целом мы были бодры и полны сил, несмотря на непростой переход. На следующий день, набрав около 400-т метров по песчаной тропе, мы добираемся до широкой  площадки с запертой каменной хижиной - она называется Шершонг, 4630 м. Постепенно появляется Макалу, вот уже видны расщелины и ледопады, пересекающие неровные грани гиганта, воодушевлённые этим зрелищем, мы, насколько возможно, прибавили шаг и минут через двадцать прибыли в Базовый лагерь Макалу, MBC, 4850 м. Сам лагерь представляет собой сравнительно узкую полосу морены, зажатую с обоих сторон скалами, со входом с одного конца и другим упирающаяся в начало подъёма на Макалу. Несколько деревянных домиков довершают серо-буро-коричневую картину. Добрались всё же, усталость присутствует, но надо сначала расположиться, а уже потом отдыхать, да и шерпы уже договорились насчёт домика, лагерь почти пустой, это большой плюс, народ начнёт подтягиваться только через две-три недели, за это время мы уже наломаем дров, как говориться.
   Первая ночь в лагере прошла спокойно, если не считать треск льда, звучащий во всех тональностях. Утром выйдя наружу и подняв голову, я смотрю на, спрятавшуюся за облаками, двуглавую буро-чёрную громаду. Кто ты, Макалу? С кем нам предстоит иметь дело на этот раз? Как-то раз дети говорят, папа, ну ты уже был на Эвересте, зачем тебе ещё куда-то лезть, гора как гора, ничего нового ты там не увидишь. Наверное, и я раньше так думал, но после близкого знакомства с этими гигантами понял, что нельзя относиться к Горе как к неодушевлённому предмету. Каждая Гора, как и всякое живое существо, обладает своим характером, так же подвержена переменам настроения, схожа определённому человеческому облику, более того, моё субъективное мнение, Гора чувствует твоё отношение к ней и на этом основании принимает решение. В фильме «Эверест» один из героев, если мне не изменяет память, называет Эверест зверем или хищником. Категорически не согласен. Эверест, это дедушка, к которому ты на лето приезжаешь в деревню, сидящий на лавочке и прячущий улыбку под седыми усами, из-под кустистых бровей внимательно следят за тобой не по возрасту острые глаза, которые то улыбаются, и улыбка эта сулит тебе конфету или какое-нибудь другое лакомство, то хмурятся, и тогда беги сломя голову, беги и прячься бабушке под подол, в надежде, что дед сменит гнев на милость. К-2, это армейский старшина без капли жалости и сострадания, здесь не пахнет улыбкой, она здесь просто не живёт, здесь царит закон «взялся ходи», здесь полоса препятствий, всё через страх, пот и слёзы…но если ты прошёл весь путь до конца, то обязательно поймаешь на себе взгляд старшины, разумеется опять без улыбки, но с еле уловимым намёком на уважение. Аннапурна же, это красивая женщина, желанная, флиртующая с тобой, доводящая тебя в твоих мыслях до вершины райских блаженств…и вот ты, убеждённый, что красавица поддалась твоему обаянию, идёшь на решающий шаг, кладёшь руку ей на коленку, и тут мгновенно теплые с поволокой глаза пронзают тебя насквозь, сверкнув ледяным холодом и отрезвляющая пощёчина низвергает тебя в тартарары, где осознание того, что ты остался жив, напрочь затмевает всю тягу к романтическим чувствам…
  Итак, кто ты, Макалу? Может и ты задаёшь тот же вопрос, глядя на нас, копошащихся у твоего подножия, может смотришь и думаешь, чего мы стóим и стóит ли вообще иметь с нами дело? Что ж, скоро мы всё узнаем, а пока обратимся к делам нашим земным…взгляд остановился на Наташе, уже в сотый раз перебирающей верёвки, страховочные системы и прочий инвентарь…девчонка вроде что надо, видно, что волнуется, но ни разу не пискнула за всё время, правда самое сложное ещё впереди, придётся приглядывать вполглаза. Давно я уже не испытывал подобного чувства, на службе это сплошь и рядом, когда пацаны ушли, а ты сидишь и неделя за неделей ежа рожаешь и только после сообщения, «задание выполнено, потерь нет», облегчённо выдыхаешь, приняв стакан. Ей бы под фонарём с молодым красавцем целоваться, а не с отставными старперами приключения на свою симпатичную задницу искать. За время акклиматизации в Базовом лагере она ни минуты не сидела спокойно, облазила все окружающие холмы, любуясь видами и изучая местную скальную породу и, в перерыве между этим, готовила обед, мерила нам давление и уровень кислорода в крови, с умным видом объясняя нам, что это называется сатурацией, не подозревая, что один из нас, которого мы зовём просто Оберст, на самом деле не просто Оберст, а Оберст медицинской службы, видевший всякое на своём веку и в случае надобности, могущий легко в полевых условиях удалить гланды через анальное отверстие. Но так как травмировать психику дамы такими подробностями нельзя, мы просто киваем головой. Одним словом, смеёмся пока смеётся.
  День-Х, раннее утро, солнце ещё не взошло, вокруг всё так же мрачно, светится только девчонка, прям как бьющий копытом от нетерпения конь, ей нравится буквально всё, вот и сейчас она, широко раскрыв глаза, смотрит на обряд пуджи, совершаемый шерпами. Я должен попросить у читателя прощения за то, что в предыдущих повествованиях забыл уделить внимание такому важному действу, как этот обряд. Шерпы передают из поколения в поколение красивую легенду о времени, когда в районе Гималайских гор находилось большое море без конца и края. Здесь стояли леса с уникальным животным миром. Но из морской пучины поднялся страшный дракон с пятью головами и захотел разрушить эту красоту. На защиту встали пять фей и уничтожили дракона. Затем они превратились в пять гималайских вершин. Покорители часто при восхождении на них могут видеть галлюцинации в виде призраков людей. Шерпы верят, что это ищут покой души альпинистов, погибших на Горе. С тех пор перед восхождением они совершают обряд пуджи - жгут можжевельник и разбрасывают рис, чтобы души согрелись и насытились. В свое время президент Непальской ассоциации горовосходителей шерп Анг Церинг Ю заявил: «Мы верим в существование духов людей, умерших на горе, и считаем необходимым время от времени совершать специальный ритуал, чтобы успокоить их души. Мы жжем на склоне горы можжевельник, разбрасываем рис, читаем молитвы». Я мыслю более прозаично, скорее всего, виной всему недостаток кислорода, который на больших высотах может вызывать у людей слуховые и зрительные галлюцинации. Но что, если разреженный воздух, сильное ультрафиолетовое излучение и другие факторы высоты, воздействуя на человеческий организм, пробуждают в нем невероятную способность проникать в другую реальность, видеть невидимое? Может кому-то больше по душе такое, более фантастически-романтическое, объяснение данного явления. Кстати, даже Рейнхольд Месснер, отличающийся рациональным умом и способный давать происходящему беспристрастную оценку, писал, что во время своего бескислородного соло-восхождения на Эверест, когда он находился на подступах к вершине, в звенящей пустоте разреженного воздуха его слуха коснулись голоса. Они становились все отчетливее, ближе. За полупрозрачной тканью легкого снегопада проступили очертания людей.
- Мэллори, Ирвин?! - прошептал Рейнхольд…
Так звали британских альпинистов, пропавших на Эвересте в 1924 году на том склоне, по которому поднимался Месснер.
  Одним словом, «есть многое на свете, друг Горацио…». Лично мне нравится, что у этих легендарных гор помимо их грозной красоты, величественности, неприступности, присутствует ещё и налёт мистики, на мой взгляд это делает их ещё привлекательнее.
   Однако я отвлёкся…мы выдвигаемся в промежуточный Базовый лагерь (5430 м.), перепад 600 м., сюда мы перетащим снаряжение и продолжим акклиматизацию, идём как-будто сквозь строй, вокруг каменные, практически отвесные стены, как же хорошо идти, когда не надо никаких верёвок, крючьев и других хитрых прибамбасов, к концу дня перетащили всё, даже успели поставить палатки и вот уже солдат Джейн захлопотала над ужином…женщина в команде это не всегда плохо, успела промелькнуть в голове мысль. Тушёное мясо яка с картошкой, филе трески с рисом, жизнь удалась, даже всегда сдержанные шерпы довольно поцокали языком. Решили задержаться здесь на пару дней, нормальная акклиматизация-залог успеха, здесь шутки не принимаются, важна каждая мелочь, да и приятно вот так просто пошататься по Гималаям. Утром, через пару дней, снимаемся и отправляемся в верхний Базовый лагерь (5700 м.), дорога петляет по морене, но идти легко, по сторонам особо не смотрим, здесь почти всё уже знакомо, хочется чего-нибудь нового, хочется вверх, за облака. Дошли довольно быстро, разгрузились, расплатились с носильщиками, отправив их домой, попили чайку и принялись за обустройство лагеря…и вот уже открыт счёт неприятностям, заболела голова у Наташи, первый симптом высоты. Пришлось, несмотря на возражения и слёзы, напомнить о дисциплине и отправить её с шерпами в нижний лагерь, приказав принять обезболивающее и лечь спать. Кто здесь врач, ты или я? Рискуешь остаться в Базовом лагере, уже более мягко сказал я, и этот довод буквально придал ей ускорение. Может зря я согласился взять её с собой? Вспомнилось с каким трудом мы проходили скальный участок на К-2, а здесь ещё сложнее, нет, не зря, но если с ней что случится, ведь не прощу себе никогда, ладно мужик, а тут девчонка…хоть и крепкая, волевая, но всё же девчонка…надо втихаря всех предупредить, чтобы приглядывали за ней, чуть что не так, спускаем её на безопасную высоту. Провели короткое совещание, где и договорились не спускать с неё глаз. На следующий день наш солдат Джейн вернулась в полном порядке, без всяких признаков горной болезни и готовая, по её словам, к подвигу…что ж, надо идти, а то она с нас с живых не слезет. Но сначала обращение к предмету моих давних вожделений…
   …о торт «Захер», наивкуснейший из наивкуснейших, понимаю, ты никогда не поймёшь, как кусок тебя, с крепким ароматным кофе, можно променять на сухую галету с кипячёной водой из натопленного снега… прости, о наишоколаднейший из шоколаднейших, злой Чёрный великан держит меня в своих объятиях разлучая нас, но мы оба понимаем, что чем дольше разлука, тем слаще встреча, прости, наисладчайший…Ну вот, извинился и на сердце легче стало, из года в год одно и то же…прямо как дети. Кстати, жена миллион раз говорила, давай я испеку тебе этот торт, чтобы ты уже заткнулся наконец, но я отказываюсь, жду встречи с подлинником…
   Давным-давно, в 80-м году, в «Комсомольской правде»(была такая газета в своё время), я прочёл статью «Игра в покер со смертью», посвящённая одиночному бескислородному восхождению Месснера на Эверест и загорелся идеей сделать то же самое…Прошло очень много лет, прежде чем я побывал на Эвересте, но, увы, уже силы были не те, да и подготовка не та, чтобы в одиночку да без кислорода, а ведь какой же это запредельный кайф, один на один, без оглядки и без тузов в рукаве, это то, выше чего уже не прыгнуть…к сожалению, мечта до конца останется только мечтой, ну а пока…
   …началось восхождение на четвёртый восьмитысячник. До первого промежуточного лагеря на 6150 м. мы дошли без особых приключений, шли около 6-ти часов, всё время по морене, тут главное внимание и ещё раз внимание, иначе можно повредить ноги. Разбили лагерь, растопили снег, поели, прислушались к себе, пока всё в порядке плюс полтора дня на акклиматизацию. Довольно-таки тепло, всего -5℃, ветер вполне себе терпимый…помнится на Аннапурне тоже было всё хорошо, правда только до определённого момента…
    В горах необходимо учитывать все предыдущие просчёты и ошибки, это очень важно, так как поможет в лучшем случае достичь успеха, ну а в худшем просто выжить. И надо помнить, сколько бы ты не готовил своё тело к запредельным нагрузкам, Гора, на всего лишь 50-100 метровом отрезке, способна свести на нет месяцы подготовки, лишая твоё тело кислорода, топлива, без которого, твои мышцы превращаются в полумёртвую субстанцию, забитую молочной кислотой. Горы, своего рода, лучший в мире детектор лжи…здесь нельзя не то, что лгать, а даже чуточку лукавить и кривить душой, нельзя преувеличивать свои силы…здесь надо быть честным с другими, а, главное, с самим собой, надо сто раз подумать и взвесить свои возможности, прежде чем идти сюда, ибо слишком велика цена. Гора всё равно прочтёт твои мысли, она любит Истину в первозданном виде и не терпит дешёвые понты́…Я опять отвлёкся…уже в который раз ловлю себя на мысли, что здесь начинаешь мыслить по другому, думать о том, что никогда не пришло бы в голову в обычной обстановке… Наверное потому, что с этих вершин на тебя смотрит Вечность и перед её лицом ты просто человек, человек без оболочки, сотканной из карьеры, образования, положения, статуса, привычек, пристрастий и много из какой ещё шелухи…она видит только твою обнажённую суть…твоё сердце, помыслы и душу и, что самое главное, показывает твою истинную сущность тебе самому. Полагаю, чтобы не слишком обольщаться на свой счёт, стоит хоть раз постоять у подножия и, взглянув на вершину, прислушаться к себе, и кто знает, может придётся кое-что подправить…
   …в 120-ти метрах впереди виднеется крутой снежно-ледовый тягун, длиной чуть больше 150 метров и углом наклона около 50°, похоже уровень сложности постепенно возрастает. Очень жарко, отражённое от снежного склона, солнце слепит так, что очки не на минуту невозможно снять, решили дождаться вечера, к ночи, кровь из носу, мы должны обустроить второй базовый лагерь. Дневная сиеста похоже пошла нам на пользу, лично я даже пару раз слегка вздремнул, если бы не девчонка было бы ещё спокойнее…шучу…энергия бьёт аж фонтаном…молодости всё по барабану, она всё умеет и всегда права. Ну вот, где-то через часок нас накроет тень, пора собираться. Идти очень тяжело, даже «кошки» вязнут, непонятно откуда подул сильный боковой ветер, правда сравнительно скоро затих…повезло, прокладывать верёвки при сильном ветре весьма сомнительное удовольствие. Спустя четыре с лишним часа мы на высоте 6450 м. Пора обустраивать лагерь…для начала надо расчистить место для палаток…какое удовольствие зимой, выпив пятьдесят грамм горячительного, кидаться друг в друга свежевыпавшим пушистым, невесомым снегом, кататься в нём, отбиваясь от играющих собак и какое мучение махать лопатой, вырубая слежавшийся и наполовину смёрзшийся снег на высоте без малого семь километров, где каждое движение отнимает частицу жизни…Ну вот, пара часов и палатки установлены, продовольствие и инвентарь выгружены и надёжно закреплены. Теперь вниз на ночлег, в былые годы, может и остались бы на ночёвку здесь, ну а сейчас акклиматизация занимает больше времени. «Солдат Джейн» молча надевает «кошки», вид недовольный, но дисциплину нарушить не осмеливается. Путь в нижний лагерь занял гораздо меньше времени нежели подъём и вскоре, вымотанные, но довольные собой, мы растянулись в палатках, надо чуток полежать, прежде чем начать готовить ужин. Девчонка кажется неутомимой, под её руководством ужин организовался шустро, ну а после еды витаминный чай показался мне лучше двенадцатилетнего коньяка. Ночь прошла спокойно, надо сказать, что погода весьма благосклонна к нам, по крайней мере пока. Утро встретило нас ясной погодой и обычной процедурой сатурации, а вскоре показалось и солнце…всё вокруг засверкало и заискрилось словно россыпи бриллиантов, ослепляя и завораживая. Весь день мы решили провести в лагере, ну а наутро, позавтракав и особо не спеша выдвинуться на 6450 м. Подъём в уже обустроенный лагерь прошёл без осложнений и вот мы уже облегчённо вздохнули, усевшись передохнуть у палаток. Удивительно просто, какое облегчение чувствуешь, скинув рюкзак, абсолютно два разных человека, один с рюкзаком на спине, согнувшийся, хрипящий, с трудом преодолевающий каждый шаг и другой, без рюкзака, выпрямившийся, улыбающийся, устремивший самонадеянный взгляд на вершину…во всём этом есть какая-то прелесть. Следующий по плану лагерь должен быть на высоте 6900 м. Это основание подъема на перевал Макалу-ла. Начинается самая сложная и опасная часть маршрута. Солнце радовало нас своими художествами где-то до обеда, потом небо заволокло свинцовыми тучами и подул сильный ветер, незаметно усилился мороз, уже -17°. Непогода стала поводом ещё раз проверить оборудование, подсушить бельё, заняться хозяйством, одним словом. Ночь прошла спокойно, утро выдалось пасмурным, но спокойным, всё же погода имеет какое-то магическое свойство влиять на настроение, причём вне зависимости от места нахождения. Позавтракав, мы двинулись в путь. Наверное, пару дней назад здесь шёл снег, так как идти было невероятно сложно, постоянно увязая в ещё не слежавшемся снегу, пройдя в мучениях около 150 м., мы наконец оказались на твёрдой и, сравнительно, ровной поверхности. Настроение заметно улучшилось и остаток пути был пройден относительно шустро, неужели ты балуешь нас, Макалу? Итак, 6900 м., отсюда начинается крутой снежно-ледово-каменный подъём до Макалу-ла, акклиматизация должна быть завершена здесь, дальше, как карта ляжет, ибо спускаться в нижний лагерь скорее всего не получиться, высота выше 7000 м. быстро съедает силы. Глядим на девчонку, она всё поняла, говорит, что полностью готова, силы есть, шерпы одобрительно качают головой. Ладно, думаю, если, что с ней не так, по любому спустим, прекратив восхождение, ну а если обойдётся, она всех своих кавалеров переплюнет размером своих яиц, уже переплюнула в принципе. Ну это всё потом, а пока сутки отдыха…оказывается у нас копчёная рыбка есть, значит пару дней назад я ошибся, посчитав еле уловимый запах копчёной рыбы за вкусовую галлюцинацию. Какой приятный сюрприз!
…Уже через час я понял, что этот участок маршрута на пути к перевалу сложнее и тяжелее даже, чем Чёрная пирамида на К-2. Постоянная смена покрытия, петляния в поисках более удобного прохода сводили с ума…снег, лёд, камни и снова снег, лёд, камни…казалось конца этому не будет, мышцы отзывались тупой ноющей болью…до темноты осталось совсем немного, надо дойти, палатки здесь ставить негде, ночевать на снегу удовольствие сомнительное. И вдруг послышался завывающий свист, мозг, находящийся в анабиозе, не сразу сообразил, что это гуляет ветер по плато, а следовательно мы почти дошли…ещё чуть-чуть и мы вышли на перевал Макалу-ла, 7400 м. Радостью насладиться я не успел, так как не увидел девчонки, тело как-будто прошило молнией, вдохнув в него силы, оглянувшись я увидел её, прислонившуюся к каменному уступу…ноги, говорит она виновато глядя на меня, я не чувствую ног. Быстро, насколько могу, усаживаю её на снег, стягиваю ботинки, так и есть, носки отсырели, ступни как две ледышки, скидываю с себя парку и закутываю ноги, осторожно массирую, снегом нельзя, он жёсткий, можно поранить кожу. На крик прибегает шерп, остальные, удвоив усилия, заняты установкой палаток, осторожно разминаем ноги параллельно дыша на них под паркой и покрывалом из шерсти яка, которое, мгновенно оценив ситуацию, принёс шерп. Счёт времени я потерял, чувствовал, как пот стекает по спине…и вдруг девчонка вскрикнула…чувствуешь что-нибудь спрашиваю, да, отвечает она с гримасой боли на лице. Сообща отнесли её в разбитые, но ещё не прогретые палатки, дали таблетку анальгина, надели сухие носки, укутали ноги в покрывало шерпа, с удовольствием увидели, как выражение боли на её лице постепенно сходит на нет…молодец Наташа, без соплей, а ведь восстановление кровообращения процесс болезненный. Отпустившее меня напряжение трансформировалось в неимоверную усталость, уже лёжа, не раздевшись я смотрел, как шерпы пытаются растопить снег на двух газовых горелках, да уж, глоток горячего не повредит. В палатке постепенно становится тепло, солдат Джейн уже улыбается, вытаскивает из-под покрывала ногу в шерстяном носке и шевелит пальцами, шерп проверяет её ноги на чувствительность, даёт ей чашку горячего бульона и удовлетворённо кивает головой…Наверное это крещение восьмитысячником, думаю я, борясь с голодом, усталостью, сном и мечтая только как бы быстрее поесть и забраться в спальный мешок. А между тем, снаружи бушевал ветер, согласно показанию анемометра 50 км/ч, но об этом думать не хочется, хорошо, что палатки прикрыты частью каменной гряды…Проснулся я от головной боли, что это начало горной болезни или следствие вчерашнего происшествия? Приняв пару таблеток цитрамона, я вновь закрыл глаза, за тонкими стенками палатки было всё по-прежнему, ветер развлекался, разбиваясь о небольшую скалу, прикрывающую наши палатки. Через полчаса боль утихла и успокоившись я снова заснул. Проснулся я в хорошем настроении без каких-либо признаков головной боли, солдат Джейн уже в сотый раз извиняется за вчерашнее, взяв с неё обещание, что она больше и словом не обмолвится об этом, мы приступили к завтраку. После завтрака надо проверить всё оборудование, особенно кислородное, завтра, если повезёт, мы шагнём в «зону смерти». Что же представляет собой перевал Макалу-ла? Сам перевал, это пологое седлообразное плато между двумя вершинами массива Макалу, главной 8485 м. и Юго-Восточной, 8010 м. Само плато в техническом плане довольно легкопроходимо, но в то же время является лотереей, такой же как и ледопад Кхумбу на Эвересте, Бутылочное горло на К-2 и снежные поля на Аннапурне. Смертельным фактором здесь является постоянно дующие сильные ветра, достигающие порой запредельных значений. На данный момент скорость ветра достигает 55 км/ч, это приемлемо, при таком ветре идти можно, трудно конечно, но можно. Но если, избави Бог, скорость увеличится до 100 км/ч, что не предел, зимой доходит до 150 км/ч и бывает довольно часто, то это всё, конец, спрятаться от ветра здесь негде, в снег не зарыться так как его попросту нет, ветер сдувает всё…ледяная аэродинамическая труба…вот, как-то так…Снизу передали, что в течении дня усиление ветра не предвидится, можно без опаски продолжить процесс акклиматизации, а утром отправляться в путь. Дальше маршрут хорошо известен. Практически горизонтальный траверс по плато с незаметным набором высоты прошёл легко и без приключений, да и ветер по ощущениям похоже спал. На высоте 7630 м. наконец показался искомый проход, ведущий к верхней площадке ледника, тоже, кстати не особо сложный, ещё немного усилий, и мы на почти ровной, защищённой площадке, высота 7800 м., последний лагерь на пути к вершине. В прекрасном настроении ставим палатки, очень хочется пить, мороз около -18°C, небо чистое, отличная видимость. Сварили суп из сушёного мяса яка, бутерброды с рыбой и салом, на десерт шоколад. Жизнь прекрасна! Пообедав, вылез из палатки и позвал Наташу. Смотри, говорю ей, указывая на северо-запад, вдали отчетливо, в деталях, видны две, стоящие рядом вершины. Что это спрашивает она, это Эверест и Лхоцзе, отвечаю. По её виду я понял, что окружающий мир перестал для неё существовать. Она увидела Эверест и теперь это видение лишит её покоя, насколько я понял её характер, появилась цель…полагаю у неё получится, огонь девчонка. Вы же были там, спрашивает она, оторвавшись от исполина? Да, говорю, вот этим же составом. Как там, ещё вопрос? Разговариваешь с Богом, улыбнувшись, ответил я. Мы потом поговорим об этом? Обязательно, отвечаю, не переставая улыбаться. Спать легли рано, так как нас ожидал ранний подъём, до вечера завтрашнего дня мы должны подняться на вершину и вернуться в лагерь, ну это, разумеется, если всё будет хорошо, всё решит сама гора…
   …я выполз из палатки, сна не было ни в одном глазу…предвкушение завтрашнего дня затмевало всё, хотелось как можно дольше пробыть в этом состоянии и насколько возможно продлить эту ночь. Завтра всё решится, завтра некогда будет думать, завтра надо идти, карабкаться, выполнять команды, в голове тяжёлым маятником просясь наружу будет биться всего лишь одна мысль, какого хера я здесь делаю…но это будет завтра, ну а сейчас…я вспомнил как в молодости также не мог заснуть накануне какого-либо события, вспоминал и заново переживал все детали и решения, приведшие меня к решающему шагу…впоследствии, на службе, всё это прошло и я уже спал как младенец вне зависимости от того, что готовил мне грядущий день…что ж, приятно хоть иногда вернуться в молодость. Надо мной  чистое небо, усеянное мириадами звёзд, такое небо можно увидеть только в горах… луна, на сколько хватало глаз серебром покрыла царство холода и вечного льда, казалось, что смотришь в калейдоскоп, была когда-то такая детская оптическая игрушка…льды, на близлежащих выступах и утёсах, слепили глаза ярко начищенным серебром, чуть ниже лежало серебро, покрытое благородной патиной, места же, куда не доставал лунный свет притягивали взгляд, маня неизвестностью. Саму луну, видно не было, её скрывала вершина Макалу, выделявшаяся на фоне звёздного неба огромным чёрным астероидом за мгновение до столкновения с Землёй…дрожь пробирает от этой картины начала времён. Я попытался представить, что может быть уместным из обыденной жизни здесь и сейчас, но не смог, даже мы и наши палатки были здесь настолько лишними, что будь это всё на бумаге, захотелось бы взять ластик и стереть навсегда, дабы не портить картину вечного покоя, написанную самой природой. Я закрыл глаза, в голове зазвучало космическое соло «Comfortably Numb» и волшебные руки Гилмора приняли в музыкальное обрамление величественное создание Творца…интересно только у меня определённому месту соответствует определённая музыка? … нет, не думаю, многие просто не придают этому внимания. Ради таких мгновений стоит задыхаться, хрипеть и идти через не могу, оно того стоит, может именно для этого Бог и создал эту красоту…Когда-то Джордж Мэллори на вопрос журналиста: «Зачем подниматься на Эверест?», ответил: «Потому, что он есть…» и возразить нечего. Когда-нибудь, увидев на экране Эверест или Аннапурну или Амазонку или какое-нибудь другое место, где мне приходилось рвать жилы, чтобы увидеть волшебство природы, я улыбнусь и еле слышно прошепчу: «Я там был», всего лишь три слова, абсолютно ничего не значащие для окружающих и так много значащие для меня…
…утром, практически не спав, я чувствовал себя отлично. Вперёд и да пусть улыбнётся нам солнце Аустерлица! До восхода солнца оставалось ещё достаточно времени и мы продолжили плавный подъём. На   высоте около 8000 м., взяв влево, мы вышли на широкий кулуар крутизной около 50°. Когда преодолели кулуар, который доставил некоторые трудности только лишь в своём окончании и вышли на предвершинный гребень, небо на востоке только посветлело. Впереди нас ждало последнее серьёзное препятствие на пути к вершине и пройдя лёгкую часть гребня мы остановились перед красно-бурой каменной стеной, около 100 м. высотой. Такого нам ещё нигде не встречалось, на К-2 была на пути каменная стена, но она была раз в пять ниже и плюс, кем-то из предшественников, к ней была прикручена железная лестница. Командуй, повернулся я к Наташе. Лица её из за очков и кислородной маски видно не было, она просто кивнула. Мы отлично рассчитали время и появившееся солнце как раз вовремя осветило возвышающуюся над нами стену. Впоследствии я отблагодарил человека, порекомендовавшего нам эту девчонку, без неё на этой стене было бы очень трудно и совсем не факт, что мы её преодолели бы. Будь это внизу, было бы проще и после нескольких попыток, учитывая ошибки предыдущих, может быть и покорили бы стену, но здесь, на высоте 8200 м. много попыток никто не даёт, растратишь весь потенциал на подъём и не сумеешь спуститься. Сплав молодости, мастерства и опыта-великая сила! Наташа прокладывала путь наверх настолько быстро, насколько позволяла высота, выбирая самые оптимальные места для крепления верёвочных систем. Разумеется, ей вовсю помогали шерпы…вообще я не перестаю восхищаться этими людьми, они настолько внушают уверенность, что кажутся сверхлюдьми.  Не обошлось и без известной доли везения, выше на маршруте обнаружились старые верёвки, оставшиеся после кого-то, Наташа признала их годными. Подъём на стену оказался проще, чем я думал, опять-таки благодаря, отлично проложенной трассе, грамотно выбранным местам для отдыха, где можно было перевести дух без особого напряжения. Прошли незаметные семь часов и мы уже сидим переводим дух у верхнего края стены, глядя на вершину, находящуюся в 160-ти метрах от нас. Нас разделяет пологий склон, состоящий из плоских каменных плит вперемешку с островками снега. Надо торопиться, впереди спуск и никто не знает какой сюрприз может преподнести погода. Мы поднялись и пошли к вершине, идти было легко, температура -21°С, но мороз не ощущался, я поймал себя на мысли, что не было той физической и эмоциональной опустошённости, какая была на К-2. Последние шаги и мы остановились, предлагая девчонке первой ступить на вершину, она это заслужила. Она сняла маску, очки, обвела нас безумным взглядом, шагнула на вершину и беззвучно завизжала от восторга, а потом в слезах бросилась мне на шею…женщина всегда женщина, куда ей без слёз…эмоции, мать их, мне бы хватило махнуть стакан водки. Потом и мы удостоились чести постоять на вершине Макалу, посмотрели опять на Тибетское нагорье, на Эверест с Лхоцзе, казалось, что мы находимся выше их, а фактически мы даже не дошли до ступени Хиллари, а до самой вершины Эвереста ещё долгих, выворачивающих наизнанку, бесконечных 400 метров…связались, разумеется, с нашим командным пунктом внизу, они важнейшая часть команды, без них никак, круглые сутки, практически без сна, они мониторят погоду, чтобы, если что, спасти нам жизнь, предупредив вовремя…каждый раз, позднее, оживляя в памяти подобные моменты, хочу вспомнить о чём я думал в то мгновение на вершине, но вспомнить так и не удаётся…просто чувство запредельного кайфа и всё. Пора идти на спуск, нельзя больше злоупотр*****ть гостеприимством горы, настроение хозяина может измениться и тогда берегись. В лагерь на 7800 м. мы спустились засветло и без проблем, фактор удачного восхождения похоже вселил в нас дополнительные силы. Ребята поужинали, я же ограничился куском вяленого мяса, размоченного в воде и куском шоколада с чаем. Наташа имела какой-то отстранённый вид, все её движения были как на автопилоте, видать осознание того, что она побывала на вершине гималайского восьмитысячника, причём с первой попытки, ещё не пришло, ещё долго ей будет сниться последний шаг на вершину, ощущение происшедшего будет одним из самых ярких воспоминаний в её жизни. Я улыбнулся, вспомнив, как обсуждая предстоящее путешествие, настоятельно посоветовал ей набрать пять-шесть лишних килограммов веса, она тогда была ошеломлена, и как любая женщина, следящая за своей фигурой, даже возмущена, не зная, шучу я или говорю серьёзно, теперь, полагаю, она уже поняла, что к чему, тех лишних килограммов как и не бывало, гора постаралась лучше любого фитнес-тренера. Если дать ей краткую характеристику, то можно сказать, девчонка стоящая и надёжная, кому-то очень с ней повезёт. Очередная ночь на горе прошла спокойно, конечно не стоит ночевать на такой высоте, но мы решили отдохнуть, хоть и Наташа обеспечила удобный и, практически, безопасный подъём на стену, усталость чувствовалась в немалой степени, а ноги у меня так вообще были ватные. Позавтракав рано утром, мы продолжили спуск и к вечеру, совершив короткий привал и подкрепившись на 6900 м., пришли в лагерь на 6450 м. Последняя ночь на горе, завтра мы будем в Базовом лагере…что можно сказать…Макалу была к нам весьма и весьма благосклонна, по моим ощущениям, здесь не было той напряжённой  боязни сделать что-то не так, не так пристегнуться, не туда шагнуть, как на Эвересте, не было того постоянного страха, как на К-2, не было нервного ожидания чего-то неизведанного, как на Аннапурне. Здесь было как-то просто, что ли, шли мы уверенно, глядя вверх, я бы сказал, с какой-то долей дерзкой наглости. Легко не было, нет, и не могло быть, это же не прогулка в городском парке, но тем не менее была уверенность, что попытка будет удачной. Спустившись в МВС, мы тотчас же окунулись в облако густого тумана, сквозь который самую малость виднелись очертания домиков. Сегодня, впервые за последнее время мы будем спать не на снегу, а на каком-то подобии кровати, да и поедим наконец полноценной пищи. Шерпы вместе с Наташей приготовили обед и во время обеда мы решили, что целый день будем отдыхать, а завтра начнём готовиться в дорогу. Попив чаю, я вышел наружу, как же приятно скинуть с себя высотную амуницию, обычный спортивный костюм, слегка утеплённая куртка, на ногах простые «тимбы», лёгкость невероятная. Напротив расположилась шумная компания южноамериканцев, справа, судя по речи, или немцы или австрийцы, сидя за большим столом и что-то громко обсуждали перебивая друг друга. То, что мы закончили им только предстоит, они в предвкушении приключений и борьбы, ну а мы двинемся послезавтра домой, перед уходом в последний раз взглянув на Чёрного великана, который был к нам добр и милостив и по большому счёту даже ни разу не нахмурил брови. Наутро придут носильщики и мы покинем лагерь, если честно, то немного грустно, радостно и грустно…ладно, хватит копаться в себе, вижу как два бородатых южноамериканца учат нашу девчонку какому-то танцу под гитару…наши все тоже там, слышу смех и звон стекла, пойду-ка и я, что может быть лучше пары рюмок текилы у подножия гор, вершины которых быстро скрываются на фоне уже почти ночного неба, а потом, слегка захмелев, загадывать желание, увидев на небе Гималаев падающую звезду. Кстати, возвращаясь к разговору о том, как я привязываю музыку к местности и ситуации, слушая бренчание гитарных струн, я вдруг понял, что здесь и сейчас, по моим разумеется, ощущениям, подходит песня «Little man», нынешнее поколение вряд ли её помнит, а мы в детстве постоянно насвистывали незатейливую мелодию, если не изменяет память поёт Шер с кем-то в дуэте. Постепенно к нам подтянулась австрийская, как оказалось, команда и мы продолжили веселье, последняя ночь в Базовом лагере выдалась запоминающейся, уже за полночь мы попрощались со всеми, так как хотелось выспаться, завтра день сборов, а послезавтра двинемся в путь рано утром, когда весь лагерь ещё будет спать. Ну вот, всему на свете приходит конец, пришёл он и нашему путешествию. Описывать обратный путь я не буду, он получился долгим и мучительным, тесты, получение справок и другие бюрократические препоны, чуть не свели на нет удовольствие, полученное от восхождения. Прежде чем отвезти Наташу домой, я привёз её к нам, чтобы жена увидела её живой и здоровой. Увидев её счастливой донельзя, жена с улыбкой сказала: «Что ни говори, а больные люди тянутся друг к другу», а я по привычке начал принюхиваться к запахам на кухне, началась спокойная домашняя жизнь …
   …через пару-тройку недель пройдет усталость, а вместе с ней и ноющая боль во всём теле, вернётся привычный образ жизни с её радостями и хлопотами. Но себя не обмануть, и я знаю, что через какое-то время, ложась спать и закрывая глаза, вновь услышу ритмичный глухой нарастающий шум, по мере приближения разделяющийся на поскрипывание кожаных застёжек лат и на грозный стук мечей о щиты и, уже совсем погружаясь в сон, в который раз увижу, как в раскалённом мареве пустыни…
    
                                                                                                                                            …в честь императора и Рима,
                                                                                                                                               Шестой шагает легион…


Сообщение отредактировал franc: 14 Октябрь 2021 - 16:44

  • 0

#205 Khayyam

Khayyam
  • Активные Пользователи
  • 4 сообщений
  • ГородBaku

Отправлено 23 Ноябрь 2021 - 17:11

Сергей, спасибо большое за Ваш рассказ, как всегда это было завораживающе и красиво. Я ощутил себя вместе с вами на восхождении Горы. 

Я думаю вам уже давно пора напечатать мемуары свои и радовать читателей, если вы уже это не сделали или не думаете об этом. Эту книгу я бы купил:)

Здоровья Вам, чтоб больше радовали нас такими сюрными исторями! 


  • 0